(Russian) ОБСЕ интересуется, почему власти Кыргызстана отвернулись от узбекского языка

Sorry, this entry is only available in %ўзбек:, : and % For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

После кровавых июньских событий 2010 года ежегодно весной поднимается  вопрос  о проведении тестирования на узбекском языке. В 2012 и 2013 годах у здания министерства образования прошли митинги  против проведения общереспубликанского тестирования на узбекском языке.  В 2012 году, активисты и депутаты выступили против проведения Общереспубликанского тестирования на 3 языках: кыргызском, русском и узбекском. Этот митинг повторялся через год – 18 апреля 2013 года , у здания Белого Дома прошел мирный митинг активистов, которые заявляли, что проведение тестирования на узбекском языке – это «покушение на кыргызский язык»[1].

Данный вопрос рассматривался в парламенте и на уровне правительства. Несмотря на недовольства национал-шовинистов в  2011, 2012, 2013, 2014 годах тестирование проводился на трех языках, закрепленных в постановлении правительства и положении о проведении общереспубликанского тестирования.

2013 году  Министерство образования Кыргызстана после окончания регистрации школьников на ОРТ   свое решение  о целесообразности применения узбекского языка напрямую связывало количеству поступающих заявлений на проведение тестирование на узбекском языке. По словам сотрудника пресс-службы ведомства Керез Жукеевой, решение будет завесить от количества человек, которые захотят сдать тестирование на узбекском языке. «По результатам регистрации министерство определит необходимость применения для тестирования третьего языка. Если количество желающих сдавать тестирование на узбекском языке окажется большим, то вопрос о том, чтобы оставить язык будет еще рассматриваться»[2].

В этом году по словам директора Центра оценки в образовании и методов обучения (ЦООМО) Инна Вальковой в постановлении правительства тестирование предусмотрено только на двух языках – кыргызском и русском. «На узбекском оно не готовилось по причине того, что не предусмотрено законодательством»[3]. На вопрос, обращался ли кто-то из абитуриентов с просьбой провести тест на узбекском, она ответила: «С этим вопросом обращаются сейчас СМИ и ОБСЕ, которая хочет, чтобы у людей была возможность сдать экзамен на узбекском. Но мы должны исполнять то, что заказало нам Министерство образования и науки».

По данным Инны Вальковой, на организацию теста на узбекском необходимо $35 тысяч. «Но средства уже не потребуются: времени нет. Даже если сейчас Минобразования даст такое указание, мы не успеем ничего сделать. Уже середина марта, и почти заканчивается регистрация. Кто и когда будет писать этот тест? Даже перевести уже не успеют», – отметила глава ЦООМО.

Интересно, на какое законодательство ссылается своими отговорками глава ЦООМО? Если рассмотреть законодательство, в 2003 году был принят Закон Кыргызской Республики «Об образовании». В соответствии с частью 2 статьи 40 данного Закона предусмотрено, что прием в вузы осуществляется на основании результатов общереспубликанского тестирования, и порядок проведения тестирования определяется Правительством Кыргызской Республики. В связи с этим в июне 2006 года нормативная правовая база общереспубликанского тестирования была обновлена и утверждена постановлением Правительства Кыргызской Республики от 2 июня 2006 года № 404.

В 2004 году Указом Президента Кыргызской Республики «О дальнейших мерах по совершенствованию процедур присуждения государственных образовательных грантов, проведения общереспубликанского тестирования абитуриентов и их конкурсного зачисления в высшие учебные заведения Кыргызской Республики» от 30 марта 2004 года №114 было утверждено Положение «Об общереспубликанском тестировании абитуриентов, претендующих на государственные образовательные гранты», где пунктом 15 данного Положения также установлено, что тесты ОРТ также составляются на кыргызском, русском и узбекском языках.

В соответствии с пунктом 14 Положения об общереспубликанском тестировании, утвержденного постановлением Правительства Кыргызской Республики от 2 июня 2006 года №404 (в редакции постановлений Правительства КР от 27 августа 2007 года № 377, 31 января 2012 года №69), для тестирования абитуриентов использовались тесты, которые составлялись на кыргызском, русском или любом другом языке. С 2007 года перечень языков, на которых должны быть разработаны тесты, указывался в контракте, который определяет также порядок проведения тестирования, права и обязанности сторон,  и ежегодно заключается между Министерством образования и науки Кыргызской Республики и с независимой тестовой службой.

Так, на заседании Жогорку Кенеша Кыргызской Республики 18 апреля 2012 года депутатами Жогорку Кенеша Кыргызской Республики были подняты вопросы: депутатом Ж.Джолдошовой о возможности проведения Общереспубликанского тестирования также на узбекском языке, статус которого не закреплен Конституцией, также другими депутатами о сумме регистрационного взноса для участия в общереспубликанском тестировании.

Комитет Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по образованию, науке, культуре и спорту,  в своем решении рекомендовал  Правительству Кыргызской Республики рассмотреть вопрос оптимизации организации и проведения общереспубликанского тестирования.  Министерству финансов Кыргызской Республики ежегодно при разработке проекта Закона Кыргызской Республики «О республиканской бюджете» на планируемый год предусматривать финансовые средства на организацию и проведение общереспубликанского тестирования.

Министерству образования и науки Кыргызской Республики рекомендовано рассмотреть вопрос снижения стоимости регистрационного взноса общереспубликанского тестирования, с учетом внедрения современных информационных технологий, внести в основной тест общереспубликанского тестирования задания по кыргызскому языку независимо от языка тестирования[4].

На заседании комитета кроме Ж. Жолдошевой и ряда депутатов никто не поднял вопрос об исключении узбекского языка от общереспубликанского тестирования.  И в решении комитета  вопрос проводить или не проводить тестирование на узбекском языке  не нашел своего конкретного решения.

Помимо того, как данное решение правительство и мотивация главы ЦООМО, так и доводы митингующих и депутатов  противоречить демократическим началам, провозглашенным  с первого дня после выборов А. Атамбаевым государственной политики по обеспечению равноправия всех национальностей, основному закону – Конституции КР и закону «Об образование» КР. Согласно статьи  10 п.3 Конституции КР «Кыргызская республика гарантирует представителям всех этносов, образующих народ Кыргызстана, право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. Согласно Статьи 6 закона «Об образовании» все учебные заведения независимо от форм собственности должны обеспечить знание и развитие кыргызского языка как государственного, изучение русского языка как официального, а также изучение одного из иностранных языков в соответствии с государственным образовательным стандартом для каждого уровня образования. Обучение может проводиться также и на любом другом языке при наличии соответствующих условий. При этом Государство в лице Правительства Кыргызской Республики обеспечивает право граждан на образование путем издания учебников, учебных и методических пособий и обеспечения ими государственных и муниципальных учебных заведений (статья 7 закона «Об образовании»).

Нас импонизирует сожаления  автора статьи газеты «Аззатык уналгысы» о том, что из Министерства образования сообщили, что желающих сдавать тестирование на узбекском языке выпускников очень мало, поэтому решили отказаться от этого языка. По словам автора  это не означает, что у нас нет соотечественников, которые хотят сдавать тест на родном языке. Даже если будет один человек, желающий сдавать тест на узбекском языке, то его права должны сохраняться. Один человек имеет те же права, что и тысячи других людей. Многие здравомыслящие соглашаются  с тем, что данное решение Министерства образования, которая  является меркантильным, основанной на контракт между ЦООМО «…ведет не к единству, не к толерантности, не к диалогу, а к разобщению и к неведению. Как известно, после первого неправильного хода совершается второй ошибочный ход. Может сначала это и не будет заметно, но наши узбекские родственники могут оказаться на перепутье, именно в тот момент, когда они только окончили школу и смотрят с надеждой на будущее»[5].

Удивительным моментом является   молчание   Ассамблеи народов Кыргызстана, Государственного агентства по местному самоуправлению и урегулированию межнациональных вопросов при Правительстве,  миссия которых заключается в реализации государственной политики по обеспечению межнационального согласия и равноправия, реализация мер по сохранении,  в развитии  культуры  и языка всех народов, проживающих в стране.

Хороший пример привел автор статьи – «В Сингапуре в общественных местах, на транспорте, на улицах есть надписи на четырех языках: на английском, китайском, малайском, хинди. Местное население – китайцы и малайцы, английский – международный язык, все понятно. Меня удивил язык хинди. В Сингапуре почти нет индусов, которые стабильно там живут. Есть индийские мигранты, которые едут на заработки в Сингапур. Но они составляют всего 3% от населения. Взгляните, там уважают трудовых мигрантов, которые временно находятся в этой стране, установили указатели на их родном языке, что помогает им в повседневной жизни. Это не государственный экзамен, который носит судьбоносное значение, как в нашем случае. Вот вам пример толерантности, желание укрепить диалог. Явление, которым можно восхищаться. А в Кыргызстане узбекоязычное население составляет около 15%»[6].

В качестве такого примера  можно было привести  и  соседнюю  Республику Узбекистан. Из общего числа учащихся 4,5 миллиона человек, учащиеся с кыргызским языком обучения составляет 8515, что составляет 0,19% от общего количества учащихся.  Когда журналисты рассказали экс-главе КР Розе Отунбаевой о том, что в Узбекистане  функционирует 62 школ с кыргызским языком обучения, она не скрывала свое удивление и  восхищение, сразу ответила, что об этой правде должны знать и Президент и премьер- министр и Правительство, и парламент[7]!  

В ракурсе этого, парадоксальным является решение исключения узбекского языка от тестирования в отношении педагогических специальностей для школ с узбекским языком обучения таких как «узбекский язык и литература», «узбекская филология», «педагогика и методика начального образования в узбекских школах». Для этих специальностей одним из основных предметов по логике должны выступать для тестируемого родной  язык, грамматика узбекского языка. Так, госпожа И. Валькова, по каким параметрам будет оценивать знание абитуриентов по данным  специальностям? Как Министерство образования пополняет бюджетные места для педагогических специальностей вузов для узбекских школ с целью по обеспечению педагогическими кадрами узбекских школ?

Институт Алишера Навои

[1]  Виктория Мячкова 20 марта 2013 г. Минобразования КР определяет целесообразность проведения ОРТ на узбекском языке.

[2] Виктория Мячкова 20 марта 2013 г. Минобразования КР определяет целесообразность проведения ОРТ на узбекском языке.

[3] ОБСЕ интересуется возможностью проведения ОРТ на узбекском языке

10/03/15 07:59, Бишкек – ИА «24.kg», Анастасия БЕНГАРД

[4] Решения Комитета 24.04.12 г. http://kenesh.kg/.

[5] Кому выгоден отказ от узбекского языка на тестировании? Источник: Азаттык уналгысы

[6] Кому выгоден отказ от узбекского языка на тестировании? Источник: Азаттык уналгысы

[7] Панацея? Источник сайт института Алишера Навои. www. alishernavoiy.org