(Russian) НУЖНО ЛИ ВЕРНУТЬ В КЫРГЫЗСТАНЕ СМЕРТНУЮ КАЗНЬ?

Sorry, this entry is only available in %ўзбек:, : and % For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Нужно ли вернуть в Кыргызстане смертную казнь? Некоторые депутаты убеждены, что это поможет снизить уровень преступности

К их числу можно отнести, например, Мамытбая Салымбекова, который на вчерашнем заседании ЖК предложил отменить «мораторий на смертную казнь». По его словам, когда власть отказалась от практики высшей меры наказания, в стране возросло количество преступлений.

– Сколько убивают депутатов, членов правительства (!), политиков, – посетовал парламентарий. – Все из-за того, что существует мораторий на смертную казнь, и есть чувство безнаказанности у преступников.

Справедливы ли доводы законодателя? На этот вопрос «Вести.kg» попросили ответить экс-Генпрокурора КР Кубатбека Байболова и бывшего главы отечественного Совбеза, генерала КГБ Мирослава Ниязова.

– Во-первых, моратория в Кыргызстане нет, так как то, о чем говорит депутат, запрещено законодательно, – рассуждает Кубатбек Калбекович. – Во-вторых, из истории и теории явственно следует, что жестокость наказания не влияет на уровень преступности. Иными словами, проблемы высшая мера наказания не решает. Однако я считаю, что в отдельных случаях власть может прибегать к этому способу кары, когда речь идет о преступлениях особой жестокости и цинизма. Собственно, и в той редакции УК, которая предусматривала вынесение смертных приговоров, данный вид наказания только по 4 статьям. Это изнасилование малолетних, геноцид, экоцид и убийство двух или более лиц. Что касается аргумента о возможной казни невиновного (необъективное следствие, фальсификация улик и так далее), то здесь стоит заметить, что число ошибочно приговоренных по таких статьям исключительно мало. Кроме того, даже в демократической Америке в некоторых штатах продолжают прибегать к казни. В таких случаях суд рассматривает дело с особой тщательностью, и если есть хоть малейшее сомнение, не выносит смертного приговора.

Отчасти с ним согласен и Мирослав Ниязов.

– Преступность у нас возросла не из-за отмены смертной казни, а из-за безответственности власти, которая исповедовала коррупцию и обогащение, отбросив национальные интересы, – говорит он. – Причем сделано это было отнюдь не потому, что элиту не интересовала судьба страны. Высшие чины просто не знали, как и куда ее вести. Что касается конкретно высшей меры наказания, то я не считаю, что наша республика доросла до такого уровня, когда можно отказаться от подобной практики. Совершается столько особо злостных преступлений, которые, учитывая убожество отечественной пенитенциарной системы, не заслуживают ничего другого кроме ВМН.

Виктор Волгин

Источник – http://vesti.kg/