(Russian) Кыргызские СИЗО-ИВС. Пытки как метод воспитания, – С.Нуржанова

Sorry, this entry is only available in %ўзбек:, : and % For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Кыргызстан все больше и больше заявляет о себе, как стране, которая понимает демократию, как средство достижения целей. Причем не всегда правовыми методами. Даже США, которые прославились своими двойными стандартами, признают, что эта среднеазиатская республика догоняет их по количеству нарушений прав человека, в том числе жестокости со стороны представителей правоохранительных органов.

Недавно Совет ООН по правам человека утвердил результаты процедуры универсального периодического обзора (УПО) ряда стран. В заявлении международной правозащитной организации «Amnesty International говорится, что в том числе и Кыргызстан должен принять меры по укреплению национальных правовых гарантий против пыток. И что ему необходимо позаботиться о своевременном и достоверном расследовании фактов применения пыток, включая случаи смерти во время нахождения под стражей. «Правительство должно ясно дать понять всем сотрудникам правоохранительных органов, что к пыткам и жестокому обращению терпимого отношения не будет, а все виновники будут привлекаться к ответственности…», – отмечают в заявлении эксперты и добавляют, что «в целом, произвол милиции и силовых структур остается безнаказанным».

После кровавых событий 2010 года посольство США в Кыргызстане даже распространило заявление, в котором было сказано, что «Руководство Кыргызской Республики в полной мере осознает, что демократические преобразования в стране не будут полными без обеспечения защиты прав всех граждан, независимо от этнической, расовой, гендерной, религиозной принадлежности, сексуальной ориентации или наличия инвалидности…». США призвали правительство Кыргызстана уделить особое внимание установлению верховенства закона. «Мы также отмечаем, что пытки и изъяны в работе правоохранительных и судебных органов приводят к аресту, обвинению и заключению слишком большого количества граждан на основании судебных разбирательств, которые не отвечают внутригосударственным и международным стандартам…», отметили американцы.

Однако, несмотря на подобные замечания, в Кыргызстане вопрос с защитой прав человека до сих пор остается открытым. О том, что правоохранительные органы в Кыргызстане называют не иначе как «гестапо», известно давно, так же как и то, что статистику раскрываемости преступлений здесь заполняют не путем тщательного расследования, а пытками и жестоким обращением с подозреваемыми, которые будучи не в силах вынести боль вынужденно берут всю вину на себя.

Кстати об этом упоминается и в ежегодном докладе Национального центра КР по предупреждению бесчеловечных видов обращения и наказания. С марта 2014 года Национальный центр 530 раз посетил места лишения и ограничения свободы. Проверено 39 изоляторов МВД, ряд СИЗО ГСИН и ГКНБ, 70 объектов МЧС, Минобороны и другие объекты. А также 25 детских и психиатрических учреждений. «Более 80 процентов респондентов сообщили, что их пытали оперативные сотрудники, 17,6 % опрошенные включили сюда еще и должностных лиц, следователей, сотрудников ИВС. Наиболее распространенными остаются пытки с причинением физической боли. Вместе с тем отмечены и факты психологического давления и морального унижения», – отмечено в докладе.

Еще несколько лет назад представитель центра защиты прав человека «Кылым Шамы» Р.Адамалиев пытался достучаться до парламента, называя ряд примеров жестокого обращения с людьми. По его словам, сотрудниками ГКНБ по подозрению в причастности к теракту у Дворца спорта, был задержан Казыбек Усекеев и водворен в СИЗО ГКНБ. Там Казыбек подвергался пыткам и издевательствам людей в форме и в масках. «Они, поочередно, сменяя друг друга, пытали и избивали его, на его теле найдены следы от электрошокера, а утром, взяв расписку о том, что к ним нет никаких претензий, отпустили его. Мы пытаемся возбудить уголовное дело по этому факту с 2011 года, однако нам отказали уже 9 раз», – сказал Р.Адамалиев.

«Есть также примеры со смертельным исходом. Так, Маматазиз Безруков скончался в СИЗО №5 города Ош. Как стало известно, ранее он неоднократно жаловался на плохое самочувствие, но никто не обращал на него внимания. Нам удалось возбудить уголовное дело по данному факту по статье 119 УК КР. Однако Верховный суд полностью оправдал виновных и сказал, что решение окончательное и обжалованию не подлежит», – добавил Р.Адамалиев. Но, увы, депутаты Жокоргу Кенеша так и не стали разбираться в этом вопросе. А таких примеров в практике кыргызского правосудия накопилось немало.

Скептики шутят, что кыргызские силовики переплюнули в изощренности пыток надзирателей Гуантанамо. Судя по приватным признаниям ряда сотрудников правопорядка КР, ими часто применяются запрещенные методы «активного допроса». Широко известен, к примеру, «слоник». На голову допрашиваемого надевается противогаз, воздуховодная трубка которого время от времени перегибается. Дабы не задохнуться, человек дает ожидаемые показания. Используют и «гондурасский вариант», когда вместо противогаза голову заворачивают в обычный полиэтиленовый пакет. Результат тот же. А еще могут вывернуть «испытуемого» в форме «ласточки». Для чего руки и ноги бедолаги сковывают за спиной и подвешивают. От таких мучений человек будет готов сделать любые признания.

В нарушение ведомственных инструкций и норм УПК, несчастных порой приковывают к батареям в кабинетах, обливают холодной водой, оскорбляют и издеваются. Самым же «популярным» методом по-прежнему остается избиение. Бьют обычно так, что бы не оставлять следов, например, резиновой дубинкой через подушку. Или заполненной водой баклажкой. Все тело ломит, а зафиксировать синяки и гематомы весьма затруднительно.

Эксперты отмечают, что в Кыргызстане на 95% заявлений о применении пыток идет отказ на возбуждение уголовного дела. А между тем в прокуратуру поступают ежегодно сотни писем от пострадавших, но, как правило, они остаются без ответа.

Ранее статистика раскрываемости уголовных преступлений в Кыргызстане не превышала пятидесяти процентов. Но в условиях бесправия этот показатель приближается к стопроцентному показателю. В этой связи неудивительно, что каждый отчет общественных деятелей любого ранга в Кыргызстане, касающихся прав и свобод человека и удовлетворяющий действующее правительство, не может быть принят гражданами страны однозначно. Слишком много примеров бесправия можно привести на сегодняшний день, чтобы утвердительно ответить на главный вопрос: будет ли когда-нибудь государство по настоящему правовым или верховенство закона останется по-прежнему на бумаге.

Сатынды Нуржанова

Источник – ЦентрАзия