(Russian) Халил Худойбердиев: Трагические события июня 2010 года – табу для СМИ Кыргызстана

Sorry, this entry is only available in %ўзбек:, : and % For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Наша справка: Владелец и основатель телевизионной компании «Ош-ТВ» Халил Худойбердиев получил высшее образование по специальности инженер телевидения и радиовещания в Ташкентском электротехническом институте связи в 1970 – 1975 годах. 1977-1984 гг. – инженер Ошского телецентра, начальник смены. 1984-1991 гг. – Секретарь областного комитета профсоюза работников связи Ошской области. В 1991 году основал «Ош-ТВ» и руководил им до трагических событий июня 2010 года. Известная и популярная в регионе телекомпания фактически подверглась рейдерскому захвату со стороны властей. После того как, наряду с другими представителями узбеков, был незаконно обвинен в причастности к июньским событиям, вынужден был эмигрировать.

– Как оцениваете ситуацию со свободой слова в Кыргызстане до событий июня 2010 года? В частности насколько были свободны узбекскоязычные СМИ и насколько они были значимы для почти миллиона узбеков Кыргызстана?

– До 2005 года в вопросах свободы слова  мы могли опираться на законы КР, они были и сейчас являются более прогрессивными чем в других странах Центральной Азии. Т. е. до прихода к власти Бакиева и некоторое время при нем СМИ имели возможность работать в правовом поле – отстаивать свои права через суд, путем обращения к руководству страны, через НПО. Существовало некое правовое поле, удерживавшее СМИ в рамках ответственности, а также и защищало их от несправедливого преследования.

В то же время национализм в скрытой и явной форме существовал. В случае с ОшТВ , уже с самого начала его существования (с 1991г.)  – телекомпания неоднократно подвергалась прессингу со стороны властных структурименно из-за национальной принадлежности учредителя. В самом начале нашей деятельности мое заявление о регистрации ОшТВ было отклонено в гостелерадиокомпании Ошской области, когда узнали что я узбек. Пришлось обращаться в суд, и только потом мы были зарегистрированы.

В процессе работы ТРК попытки ее закрытия под различными предлогами не прекращались и мы прошли через десяток судебных процессов и выиграли их. Затем был принудительный перевод с метрового на дециметровый канал. Наличие именно правового поля и позволило ТРК успешно проработать почти двадцать лет в трехязычном формате (кыргызский, узбекский, русский).

Как те кто хотел закрыть ОшТВ , так и мы – работники телекомпании, а также телезрители знали истинные причины всех бед телеканала – независимая позиция в подаче материала, наличие в его программах узбекского языка вещания, большая популярность канала (по рейтингам на юге КР ОшТВ всегда лидировал с большим отрывом от конкурентов).

Но как я сказал выше – нам до 2010года как-то удавалось выживать в условиях такого прессинга благодаря возможности на законных основаниях отстаивать свое право на жизнь.

Наличие в  КР узбекскоязычных СМИ имело огромное значение в плане поддержания культуры, традиций, а также самоидентификации узбеков КР как части коренного населения Кыргызстана. Поэтому узбекскоязычные СМИ вносили свою лепту в консолидацию народа Кыргызстана.

– Наблюдатели отмечают безусловную вину кыргызскоязычных СМИ в июньской трагедии. До такой ли степени влиянием они обладали?

– После изгнания Акаева в 2005 году и силового захвата власти Бакиевым, процессы в обществе вышли из правового поля, воцарилось мародерство, рейдерские захваты бизнеса, убийства депутатов парламента, высокопоставленных чиновников.  В условиях полной безнаказанности они привели к тотальному обесцениванию моральных устоев общества, параличу законов. Все негативные черты кыргызского общества – коррупция,  национализм, семейственность, трайбализм приняли свою наиболее уродливую форму.

Великокыргызский национализм на фоне коррупции и беззакония кыргызские политики стали использовать для получения выгод –политических ввиде захвата власти, а также для захвата бизнеса, рейдерства, вымогательства. Это стало примером для более бедных слоев населения – грабежи и разбой, убийства стало продолжением деградации кыргызского общества на уровне простых кыргызов. Кульминацией стали события июня 2010 года. Но еще до этих событий свобода слова в СМИ стала односторонней – только для кыргызскоязычных СМИ, причем в такой же уродливой и безнаказанной форме. Они стали рупором националистов. Т. е. распространили вирус национализма до простых кыргызов и он принял массовый характер и известные кровавые события по сути явились продолжением националистической политики.

Узбекскоязычные СМИ в этих условиях оказались в затруднительном положении – при попытках ответа на националистические инсинуации им навешивались всевозможные ярлыки «узбекских националистов», возбуждались уголовные дела(газета «Дийдор» в Джалал–абаде), многочисленные обращения узбекской общественности на националистические выступления в кыргызских СМИ оставались без ответа, они просто игнорировались. Узбекскоязычные СМИ стали объектом гонений – бесчисленные проверки, рассмотрения на комиссии по госязыку стали привычным явлением.

Таким образом,антиузбекские погромы на юге Киргизии летом 2010 года стали логическим продолжением такого масштабного разгула кыргызского национализма.

– Какова общая ситуация после июньских событий? Какие цели преследовались в процессе нападков и выдворения узбекскоязычных СМИ из информационного поля Кыргызстана?

– После июньских событий в прессе и в выступлениях руководителей постоянно муссируется тезис “узбекского сепаратизма”, идет героизация преступлений кыргызских  националистов, уголовному преследованию по событиям подвергаются только узбеки (более 90% осужденных – именно узбеки). Прессинг против узбеков продолжается, задержания, аресты, вымогательства, пытки, избиения адвокатов узбеков и сейчас , спустя 3 года после событий , стали привычным явлением. В этих условиях узбекская часть населения Кыргызстана находится в подавленном состоянии, настроение безысходности, отсутствие надежды на лучшее будущее доминируют у узбеков Кыргызстана.

В то же время большая часть кыргызского населения считает, что сейчас в плане межнациональных отношений в Кыргызстане все очень хорошо, и те, кто говорит о дискриминации узбеков–якобы хотят повторения кровавых событий.

В этих условиях, в кыргызской прессе в качестве главных событий последнего времени считаются т. н. революции 2005 и 2010 годов,а кровавые  события лета 2010 года на юге, затмившие и очернившие своей жестокостью историю Кыргызстана, попросту не упоминаются.

В самом начале июньских погромов были закрыты все узбекскоязычные СМИ Кыргызстана как наиболее явные мишени в образе врага у кыргызских националистов. И сейчас перед кыргызскими националистами стоит задача вытравить из памяти людей воспоминания об июньских погромах 2010 года и вообще о существовании узбеков в Кыргызстане. Наложено табу на информацию такого рода. То есть нет информации о событиях – нет событий, как бы нет пострадавших  – тогда некого судить из среды кыргызских националистов, не несут ответственности и руководители. Такое же табу возлагается и на вновь возрождаемые (вопреки воле кыргызских националистов) узбекскоязычные СМИ. Следует сказать –  эти СМИ находятся в зачаточном состоянии и занять ту нишу, которую занимали их предшественники, они смогут только при радикальном изменении отношений к нацменьшинствам в Кыргызстане.

Упоминание об июньских событиях, несправедливых судебных решениях против узбеков, о дискриминации и сегрегации узбеков квалифицируются как призывы к межнациональной розни. Свежий пример – нападки депутатов Ошского горкенеша (с подачи мэра Мырзакматова) на правозащитника Равшан Гапирова. И далее, яркий пример запугивания – арест главного редактора узбекоязычной газеты “Ўш садоси”  М. Исмаилова. Многие кыргызские журналисты этот арест считают попыткой политиков вновь раскрутить межнациональную карту, а простые жители города считают, что кажись заканчивается награбленное во время июньскихпогромов и пора бандитам-националистам начать вновь «собирать урожай».

– Международная комиссия изучавшая июньские события дала ряд рекомендаций правительству Кыргызстана. Среди них есть и рекомендации касающиеся СМИ. Насколько вы верите в исполнение этих рекомендаций? Как вы думаете, в чем заключаются механизмы защиты интересов нацменьшинств, и узбеков в частности, в Кыргызстане?

– Как вы знаете, выводы комиссии Кильюнена кыргызское руководство полностью проигнорировало и даже объявило его персоной нон грата (хотя международное сообщество для представления о событиях июня 2010 года опирается именно на выводы этой комиссии).

Прошедшее на днях заседание Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации (февраль 2013 г.)  по моему,во многих своих выводах опирается на материалы комиссии Кильонена, документы правозащитных организаций и обращения представителей узбеков в эмиграции. И здесь уже трюки с нон грата не пройдут. В Заключительных выводах Комитета даны конкретные сроки – по некоторым один год, по другим в срок до октября 2016 года дать ясные ответы по вопросам ликвидации предвзятого отношения к узбекам со стороны властей и правоохранительных органов, дискриминации в области образования и создания условий для адекватного представительства узбеков во властных структурах и правоохранительных органах страны.

Как пункт особого значения обозначен п.13 Заключительных выводов, где отмечена особая обеспокоенность ликвидацией узбекскоязычных СМИ и ограничением прав узбеков на распространение и получение информации на родном языке. Указывается на безнаказанность кыргызскоязычных СМИ и чиновников за националистические публикации и высказывания. Называются МезонТВ и ОшТВ как СМИ,наиболее пострадавшие от произвола властей.

Это очень серьезный документ, и при принятии различных решений ООН будет на него опираться, соответственно и различные государства будут его иметь ввиду.

Думаю правительство Кыргызстана (если оно еще не потеряло здравый рассудок) будет работать над выполнением рекомендаций ООН, оно просто обязано выполнить их. В какой мере они будут выполнятся – это другой вопрос. Будем надеятся, что в стране еще остались здравомыслящие люди и к ним тоже прислушаются власти.

 

Беседовал Нодир Шамс