УРОКИ УКРАИНСКОГО

Несмотря на обилие важных событий в мире, в последнее время ключевым в экспертном интернационале, безусловно, является происходящее на Украине. Именно этот кризис в непростых взаимоотношениях победившего и побежденного центров глобального могущества вызванный попыткой реанимации господствующего однополярного мира, достиг уровня труднопримиримых противоречий. Вероятнее всего, он уже становится тем самым критическим моментом, отражающая сила которого способна привнести прогнозируемые изменения в мировой порядок. На развалинах берлинской стены, всерьез напуганная законным (по собственным меркам) поведением России Восточная Европа, находится в ожидании военно-политической выгоды от «Слияния и Поглощения» со снова оживающим североатлантическим альянсом. Констатируемая в западном мировоззренческом полушарии как аннексия, а в восточном – логическим разделением ситуация с Крымом и юго-востоком Украины, явно обнажает отложенные проблемы в области безопасности к востоку от Вены. Тем самым, как когда-то не так давно, принуждая некоторые горячие головы вновь апеллировать к риторике о ядерных зубах стратегических и оперативно-тактических хищников. Замороженные в эпоху парада суверенитетов региональные конфликты, напомнили миру о том, что ни один из них не нашел своего мирного разрешения в бывшем советском пространстве. В связи с этим, политическим элитам таким же образом разделенной в выборе ценностей западного и русского миров Центральной Азии, становится необходимым выучить некоторые уроки украинского кризиса.

Урок первый. Несмотря на существенный вклад русской культуры и научной мысли в мировую цивилизационную кладезь, государство с самой значительной территорией в мире чаще воспринимается на Западе как азиатское, а не европейское образование. Этому способствует не только огромное пространство с несметными богатствами от Урала до Тихого океана или наследие величайшего в истории расово-этнического смешения, но и особенность внешнеполитического мышления большинства кремлевских властелинов. В отличие от веками формировавшихся ценностей индивидуума присущих европейской цивилизации, также и в Содружестве Независимых Государств за редким исключением, каждое из них инертно доминирует над гражданином. И дело не только в стремлении высших администраторов в узурпации власти, но и в глубоком убеждении обывательского сознания в умело манипулируемым в информационном веке, силу справедливого правителя. Достаточно свойственно, укоренившемуся азиатскому мышлению не мешающему удерживать несменяемую власть. Следовательно, ради сохранения нынешнего статус-кво, внешняя политика Москвы невнушающая доверия Б7, возможно, еще долго будет оставаться мотиватором политики сдерживания ее угрожающего развития.

Урок второй. Древняя Русь, прежде чем превратиться в могущественную державу когда-то начавшее свое дыхание в Киеве, веками объединяла большинство восточных славян языком и устоями, внешними угрозами и вероисповеданием. Несмотря на это, родственная близость народов капитулирует под натиском проявлений агрессивного этнического национализма, в склонных к интенсивному процессу национальной самоидентификации новых независимых государствах. По одну сторону конфликта требующая некоего покаяния за историческое унижение достоинства, по другую, защищающая свои исконные интересы ситуация, реально угрожает Украине разделением по обе стороны Днепра. Однако мир все еще помнит две Германии, отвоевавший свое единство Вьетнам и разделенный по 38-й параллели корейский полуостров. Во всех этих случаях, политическое раздвоение возникало благодаря дипломатической фиксации военно-стратегического противостояния двух геополитических полюсов, в следствие которых проигравшей стороной всегда оставалась единая нация. Следовательно, поощрение агрессивным национализмом межэтнического, межконфессионального напряжения, несмотря на международное уголовное преследование, самая красная из всех тряпок для быков, матадоры которых желают перевернуть власть в любой стране мира.

Урок третий. Несмотря на внушительную психологическую и финансовую поддержку членов международного сообщества, Украине никак не удается справиться с системными сбоями в управлении государством. Развал не только экономических устоев, но и структуры безопасности страны, скорее, связан в первую очередь с кризисом управления, с высочайшим уровнем коррумпированности чиновничьего аппарата. В памяти свежи воспоминания о конфликте за контроль над основными денежными потоками в стране между противоборствующими финансово-промышленными группами, который неизбежно приводит к ожесточенной борьбе за власть, в том числе, и с использованием параллельных государственным частных силовых структур. Следовательно, олигархические склонности развития общественно-экономической формации рано или поздно, ведут к устойчивой частоте насильственной смены власти. Последнее, в свою очередь, в отсутствии внутриполитической стабильности всегда приводит к социально-политическому напряжению в обществе вызванному стагнацией экономической активности – снижения уровня жизни населения, сокращения рабочих мест, увеличения внутренней м внешней долговой нагрузки. В конце концов, выбыванию такого государства из своей лиги в мировой политике.

Центральная Азия со своим геостратегическим положением, даже после сомнительной в своем успехе международной миссии в Афганистане, все еще остается актуальной ареной столкновения глобальных интересов. Новый Великий Шелковый Путь с огромным потенциалом не только транзита энергоресурсов, но и международной торговли между крупнейшими экономиками мира, мобилизует в этом регионе всех ключевых претендентов на мировое господство. В этой связи, у центральноазиатских элит больше не остается возможности к откладыванию на плечи будущих поколений вопросы тесного внутрирегионального взаимодействия.  Поэтому чужие ошибки, в частности, уроки украинского кризиса могли бы стать в краткосрочной перспективе безоговорочным условием любого инициатора центральноазиатского диалога.

Институт Алишера Навои