ПЯТЬ ЛЕТ ТРАГЕДИИ: РЕАЛИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ

На прошлой неделе в Кыргызстане отмечалось пятилетие трагических июньских событий 2010 года. В отличие от предыдущих годовщин, на этот раз значительное число политических и общественных деятелей республики позволили себе отметить это событие громкими заявлениями, публичными выступлениями и объёмными интервью. Возможно, это связано с приближением очередных парламентских выборов, которые подобно мёд для всякой живности начинают притягивать подзастывших популистов к общественной трибуне. Для нас примечательным является то, на каких моментах были расставлены акценты выступавших, а также, какие тренды общественного мнения они могут в дальнейшем формировать в Кыргызстане. Наиболее часто, на свой собственный вопрос: «Что же изменилось за пять лет?», большая часть киргизских политиков отвечает шквалом критики в адрес своих оппонентов пребывающим у власти. Однако почти никого из них не интересует ответить на вопросы, в течение пяти лет последовательно ставящиеся гражданскими активистами страны, свободными СМИ, а также, международным сообществом трагедии пятилетней давности.  К примеру, каково нынешнее состояние обеспечения конституционных прав нацменьшинств в стране перманентного межнационального напряжения? Какие меры были приняты властью для обеспечения справедливого правосудия по следам второй идентичной трагедии во избежание третьей? Прекращены ли притеснения в различных сферах узбекских сограждан? Выполняются ли рекомендации ООН, ОБСЕ, Международной Исследовательской Комиссии, представителей гражданского общества?

Ответы представителей общественных и политических кругов на эти вопросы, их открытое обсуждение, подтвердили бы искренность в намерениях Кыргызской Республики идти по пути строительства подлинного демократического общества и реалистично быть в выдаваемом с высоких трибун горделивом авангарде региональных преобразований. Однако к величайшему сожалению, не поддается объяснению предпочтение всеми без исключения киргизскими полиси-мейкерами уклончивого избегания узбекского вопроса. Такое поведение наводит наблюдателей на мысль о том, что не только власть, но и вся зараженная ксенофобией и предрассудками об узбекской угрозе элита, предпочитает не замечать существующей проблемы. Известно, что нынешнее положение узбекского населения после событий не улучшается благодаря каким-то стараниям и продуманным действиям руководство страны, которые носят в целом декларативный характер. А те немногие позитивные проблески в восстановлении межнационального согласия, скорее заслуга местного сообщества, ради взаимной выгоды остающегося наедине с необходимостью налаживать мир, согласие и взаимодействие.

Свое подтверждение такое мнение находит и в заявлениях Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна во время своего визита в КР. В своей речи в Оше на митинге посвященному пятилетию трагедии, он призвал власти страны предпринять конкретные шаги в недопущении повторения конфликта. Глава ООН, в том числе, настоятельно призвал правительство завершить реформы судебных и правоохранительных органов. Господин Пан Ги Мун рекомендовал властям Кыргызстана предпринять меры в четырех направлениях:

«Первое — провести полное и независимое расследование всех нарушений прав человека, которые имеют отношение к этническому конфликту в июне 2010 года, независимо от этнического происхождения или статуса обвиняемого или потерпевшего. Второе — осудить всех, кто виновен в серьезных преступлениях. Третье — пересмотреть все приговоры по делам, в связи с которыми поступали сообщения о пытках осужденных или о процедурных нарушениях. В четвертых — я призываю предпринимать дополнительные шаги для продвижения межэтнического примирения в рамках переходного процесса осуществления правосудия, включая выплату компенсаций жертвам насилия», — сказал Пан Ги Мун[1].

Возвращаясь к вопросу о мнении представителей власти, отечественных политиков и деятелей КР в узбекском вопросе, то можно наблюдать тенденциозную особенность – смягченно однобокую форму отчетов по изучению причин и ликвидации последствий кровавых событий на юге.  Примечательно, начиная с 2010 года по сегодняшний день, никому не удалось обнародовать факты о том, что в ходе событий узбеки нападали на киргизские селения. Остается фактом, они защищались. Ни один из пострадавших кыргызов не был убит возле своего дома. Напротив, большинство из них, погибли во время нападения на узбекские кварталы, во время вторжения в узбекские дома в целях организованных поджогов, изнасилований и мародерства, неприкосновенность жизни и имущество которых защищены Конституцией и общечеловеческой моралью. Такой массово организованной жестокости ужаснулся весь мир! Нападавшие и убитые молодые киргизские юноши, были жителями отдаленных районов и областей, отравленные криминальными лидерами и их боссами мифами об узбекской угрозе. И это тоже невосполнимая утрата и позор для государства, допустившего взаимной резни собственных граждан. Однако киргизская власть не признает такие неоспоримые факты в этих событиях, и, умышленно отводит внимание своих граждан и международного сообщества от правды. Простое свидетельство, никто(!) из представителей киргизской национальности не привлечен к уголовной ответственности за преступления в узбекских кварталах. Но самое прискорбное в том, что эти зверские атаки в киргизоязычной среде, представляются националистами как проявление героизма в защите Отечества. Руководитель правозащитной организации «Справедливость» Валентина Гриценко, которая присутствовала во время отчета КР на Комитете ООН по ликвидации расовой дискриминации 19 февраля 2013 года отмечает:

«Когда отвечали по июньским событиям, власти дали расклад: сколько было возбуждено уголовных дел, кто пострадал, и правительство само показало, что больше пострадали узбеки, и осужденные в большинстве – тоже узбеки. По этой теме члены Комитета задали очень много вопросов. Отмечу, что отвечающей стороне, то есть государству, дается выбор, либо отвечать на вопросы сразу, либо брать время на подготовку ответов. Дело было вечером, и государство взяло паузу. Так вот, один из вопросов, на котором настаивали члены Комитета: почему больше всего пострадали узбеки и больше всего уголовных дел возбуждено против них, это же как раз показатель дискриминации? В ответе представители Кыргызстана снова повторили свою же информацию по количеству уголовных дел и т.д., но уже без указания национальностей. То есть на вопрос они не ответили. Потом у них спросили, почему они не выполняют рекомендации Комиссии Кильюнена, в частности, пересмотр связанных с июньскими событиями уголовных дел. Наши умалчивают, отвечают что-то совершенно другое. Докладчик по стране вновь к этому возвращается, но не получает ответа. Сам член комитета, докладчик по Кыргызстану Ион Дьякону назвал наши суды «позорными». Он так и сказал: «Эти позорные суды выносили такие решения, что ставится под сомнение весь ход следствия», — и предложил, чтобы не только были пересмотрены все уголовные дела, проведено объективное следствие, но все-таки «найдены виновники событий».

Естественно, что на Комитете также много вопросов было задано по делу Азимжана Аскарова. Я удивляюсь, что наши члены правительства думают, что это все забудется. Куда бы они не поехали — их все равно будут спрашивать про Аскарова, и к этому надо быть готовым»[2].

Комментарии В. Гриценко, наверное, достаточны, чтобы разобраться в «объективных и субъективных причинах», озвученных президентом А. Атамбаевым в обращении к народу страны в связи с 5-й годовщиной июньских событий 2010 года. Он отметил, что «наряду с реальными достижениями на пути устранения причин и глубинных корней июньских событий, имеются вполне конкретные ошибки и недоработки. Не избежали случаев злоупотреблений и нарушений прав человека правоохранительные органы. В силу ряда объективных и субъективных причин не выработана еще система привлечения на государственную службу представителей этнических меньшинств. Много нерешенных проблем в сфере информационной политики. Все это мешает восстановлению доверия между людьми, заставляет некоторых чувствовать себя чужими в Кыргызстане. …после 7 апреля были провокации. Первая попытка разжечь межэтнический конфликт была предпринята в селе Маевка близ Бишкека. Было убито четыре человека, около сорока граждан получили ранения, сожжены 11 домов. Своевременно был локализован конфликт»[3].

По сегодняшний день одной из главных причин июньских событий власть называет сожжение родового гнезда бывшего президента в селе Тейит, хотя этот факт не получил своего следственного подтверждения. По этому поводу, на заседании парламента член временной депутатской комиссии по расследованию фактов мародерства в 2010 году Надира Нарматова заявляла: «В родовом селе экс-президента Бакиева Тейите нам сказали люди, что если бы тогда не было кыргызов рядом, то узбеки никогда бы это село не разгромили. Мы, пятеро членов комиссии, кто подписал заключение, ездили в Тейит и встречались с людьми. Думаю, народ вправе знать правду. Тейитовцы говорят, что поджог родового гнезда Бакиевых совершили кыргызы», – отметила Надира Нарматова[4]. Еще одной из причин эскалации конфликта названо выступление некоторых узбекских лидеров во время митингов в г. Жалала-абад и г. Ош. Стоит заметить, после исчезновения «главного виновника» К. Батырова после встречи с членами ВП (19 мая 2010 года) до 11 июня у представителей Временного Правительства было достаточно времени для пресечения любого рода провокаций, как это было сделано ранее в с. Маевка. Множество вопросов толкает на необходимость нового объективного независимого расследования.

По мнению специалистов Института Алишера Навои, причинами такой ситуации вокруг событий 2010 года являются всеобъемлющее заражение общества этническим национализмом, поощряемое теми кругами, для которых по сути псевдопатриотический национальный вопрос стал козырной картой в достижении вершин власти. Отсутствие политической воли руководства страны в коренном изменении ситуации, хотя бы в выполнении рекомендаций международного сообщества, следующая из ключевых составляющих. Вероятно, это связано со страхом персональной ответственности тех, кто пришел к власти в трагический период. По поводу выполнения рекомендаций некоторых комитетов ООН, глава Координационного Совета по правам человека, вице-премьер республики Абдырахман Маматалиев цинично отмечает, что «формально со стороны ООН санкции за неисполнение рекомендаций не предусматриваются. Рекомендации так и называются – «рекомендации», так как страны-члены Совета по правам человека либо соответствующих комитетов рекомендуют улучшить положение в той или иной сфере прав человека»[5].  При этом он признает, что неисполнение рекомендаций, особенно в случаях многократных повторов определенных рекомендаций, указывает на неблагополучные области нарушений прав человека, и, соответственно, сильно отражаются на имидже страны, в том числе, в таких чувствительных вопросах для КР как международная финансовая помощь, будь то инвестиции или гранты.

Институт Алишера Навои

[1] Кыргызстан: Генсек ООН Пан Ги Мун побывал в Оше и призвал власти защищать активистов и правозащитников.12.06.2015. Фергана.ру

[2] Кыргызстан: Пятилетие кровавого июня. Зачем давали рекомендации? 10.06.2015. Екатерина Иващенко. Фергана. ру

[3] Президент Атамбаев сделал обращение к народу страны в связи с 5-й годовщиной июньских событий 2010 года. Источник: Inter.kg

[4]  В родовом селе экс-президента Бакиева нам сказали, что дом подожгли кыргызы – депутат Нарматова Автор: ИА «24.kg» . 07.02.2013г.

[5] Официальный ответ на национальный вопрос: «Следовать рекомендациям – дело добровольное»10.06.2015. Фергана.ру